Я был уверен, что мой ребенок умрет. Это был мой взволнованный Talky

Поделиться на Pinterest

Здоровье и благополучие влияют на каждого из нас по-разному. Это история одного человека.

Когда я родила старшего сына, я как раз собиралась переезжать в новый город, в трех часах езды от семьи.

Мой муж работал по 12 часов в день, а я была одна с новорожденным - весь день, каждый день.

Как и любая новая мама, я нервничала и чувствовала себя неуверенно. У меня было много вопросов, и я не знала, чего ожидать, как будто жизнь была с совершенно новым ребенком.

Моя история Google с того времени была заполнена такими вопросами, как «Сколько раз мой ребенок должен зародиться?» «Как долго мой ребенок должен спать?» и «Сколько раз следует кормить ребенка грудью?» Нормальные молодые мамочки волнуются.

Но после первых нескольких недель я начал волноваться немного сильнее.

я начал исследовать Синдром внезапной детской смерти (СВДС)Мысль о том, что совершенно здоровый ребенок может умереть без всякого предупреждения, вызывала во мне вихрь беспокойства.

Тогда мой анксиозность начал со снежного шара.

Я убедила себя, что кто-то вызовет социальные службы, чтобы забрать его у нас с мужем, потому что он плохо спал и много плакал. Я беспокоился, что он умрет. Я беспокоилась, что с ним что-то не так, чего я не замечала, потому что была плохой матерью. Я боялся, что кто-нибудь заберется на окно и украдет его посреди ночи. Я боялся, что у него рак.

Я не могла спать по ночам, потому что боялась, что у него будет СВДС, пока я сплю.

Я позаботился обо всем. И все это время, весь его первый год, я думал, что это совершенно нормально.

Я думала, что все молодые мамы заботятся так же, как я. Я предполагал, что все чувствуют то же самое и испытывают одни и те же опасения, поэтому мне никогда не приходило в голову, что я должен поговорить с кем-то об этом.

Я не знал, что я иррационален. Я не знал, что такое навязчивые мысли.

Я не знала, что у меня послеродовая тревога.

Что такое послеродовая тревога?

Все слышали о послеродовая депрессия (ППД), но мало кто слышал о послеродовой тревоге (ППА). Согласно некоторым исследованиям, о симптомах послеродовой тревожности сообщалось до тех пор, пока 18 место от женщин.

Миннесотский терапевт Класс кристалла, MFT говорит, что это число, вероятно, намного выше, потому что диагностические и образовательные материалы, как правило, уделяют больше внимания PPD, чем PPA. «Определенно возможно иметь PPA без PPD», — сказал Клэнси Healthline. Он добавляет, что именно поэтому часто проходит без адреса.

«Женщины могут быть обследованы медработниками, но в этих обзорах обычно задают больше вопросов о настроении и депрессии, чего не хватает лодке, когда речь идет о тревоге. У других изначально есть ПРЛ, но по мере улучшения выявляется скрытая тревога, которая сначала способствовала депрессии. ", - объясняет Клэнси.

Мамы с ППА рассказывают о своем постоянном страхе

Общие симптомы, связанные с PPA:

  • резкость и раздражительность
  • постоянная забота
  • навязчивые мысли
  • бессонница
  • чувство страха

Некоторые из опасений - это просто типичные новые вопросы родителей. Но если это начинает мешать родителям заботиться о себе или ребенке, это может стать проблемой. тревожное расстройство.

СВДС является серьезным триггером для многих мам с послеродовой тревогой.

Идея достаточно пугающая для типичных мам, но родитель PPA, сосредоточенный на СВДС, толкает их в область беспокойства.

Предварительный сон, который всю ночь будет смотреть на мирно спящего ребенка, считая время, проходящее между вдохами, — с паникой, если есть хоть малейшая задержка, — признак послеродового беспокойства.

Поделиться на Pinterest

Эрин, 30-летняя мать троих детей из Южной Каролины, дважды перенесла ППА. Впервые она описала чувство страха и крайнее беспокойство по поводу ценности матери и способности воспитать дочь.

Она также беспокоилась, что непреднамеренно навредит дочери, неся ее. «Я водила ее через дверь всегда вертикально, потому что боялась ударить ее головой о дверной косяк и убить ее», — призналась она.

Другие, как мама из Пенсильвании Лорен, паникуют, когда их ребенок находится с кем-то, кроме них. «Мне казалось, что мой ребенок не в безопасности ни с кем, кроме меня, — говорит Лорен. «Я не мог расслабиться, когда кто-то сдерживал ее. Когда она плакала, мое кровяное давление подскакивало. Я начинал потеть, и мне очень хотелось ее успокоить».

Она описывает подавляющее чувство, вызванное плачем ребенка: «Это было почти так, как будто я не мог заставить ее замолчать, мы все умрем».

Тревога и страх могут потерять ощущение реальности. Лорен описывает один такой случай. «Как только мы только что вернулись домой (из больницы), я заснул на диване, пока моя (очень безопасная и способная) мать наблюдала за ребенком. Я проснулся и посмотрел на них, и [моя дочь] была вся в крови».

Она продолжает: «Он лился изо рта на одеяло, в которое она была завернута, и она не дышала. Конечно, на самом деле этого не произошло. Он был завернут в серо-красное одеяло, и мой мозг лопнул только тогда, когда я впервые проснулся. "

Что я могу сделать с моими симптомами тревоги?

Как и послеродовая депрессия, послеродовая тревога, если ее не лечить, может влияет на материнскую способность связь с вашим ребенком. Если она слишком боится заботиться о ребенке или чувствует, что вредит ребенку, это может иметь негативные последствия для развития.

Точно так же может существовать связь между поведенческие проблемы в течение 24 месяцев детей, матери которых испытывали стойкую тревожность в послеродовом периоде.

Матери, у которых есть какие-либо из этих симптомов или симптомов, связанных с ПРЛ, должны обратиться за помощью к специалисту в области психического здоровья.

Эти состояния поддаются лечению. Но если их не лечить, они могут ухудшиться или сохраняться после родов, превращаясь в клиническую депрессию или общее тревожное расстройство.

Клэнси говорит, что терапия может быть полезной и обычно недолговечной. PPA отвечает на различные терапевтические модели, в основном на когнитивно-поведенческую терапию (CBT) и терапию принятия и доставки (ACT).

И, по словам Клэнси, «лекарства могут быть вариантом, особенно если симптомы становятся достаточно серьезными, чтобы нарушать функционирование. Есть много лекарств, которые безопасно принимать во время беременности и кормления грудью».

Он добавляет, что другие подходы включают:

  • медитация
  • умение заботиться
  • играет
  • акупунктура
  • добавки

Поделиться на Pinterest

Кристи — писатель-фрилансер и мать, которая большую часть своего времени тратит на заботу не только о себе, но и о других людях. Он часто истощается и компенсируется интенсивной зависимостью от кофеина. Найдите ее наTwitter.