Письмо: Я рассказываю своей семье о своем ВИЧ-статусе

Всем, кто живет с ВИЧ,

Меня зовут Джошуа, и 5 июня 2012 года мне поставили диагноз ВИЧ. Я помню, как в тот день сидел в кабинете врача, уставившись в стену, и меня охватило множество вопросов и эмоций.

Я не новичок в проблемах со здоровьем, но ВИЧ был другим. Я пережил некротизирующий фасциит и дюжину госпитализаций по поводу целлюлита, и все это не связано с моим ВИЧ-статусом. Моя самая большая опора силы во время этих проблем со здоровьем была моя семья. Но обратиться за помощью к моей семье было труднее с ВИЧ из-за бремени стыда, которое я чувствовал, связанного с этим диагнозом.

С моей точки зрения, мой диагноз был не просто стечением неблагоприятных обстоятельств. Я чувствовал, что это было из-за выбора, который я сделал. Я решил не пользоваться презервативом и иметь несколько половых партнеров, не задумываясь о возможных последствиях. Этот диагноз коснется не только меня. Я думал о том, как это повлияет на мою семью, и спросил их, должен ли я вообще рассказывать об этом.

Я знаю, что многим людям трудно узнать свой ВИЧ-статус в семье. Члены нашей семьи часто являются самыми близкими нам людьми. Может быть, те, чье мнение для нас важнее. Отвержение друга или потенциального любовника может быть вредным, но отказ от собственной крови может быть чрезвычайно болезненным.

Даже сейчас может быть неловко говорить с семьей о сексе, не говоря уже о ВИЧ. Люди с необнаруженным ВИЧ часто спрашивают, будут ли наши семьи по-прежнему любить нас. Эти опасения нормальны и обоснованы даже для тех, кто вырос в стабильных семьях. Мы хотим, чтобы наша семья гордилась этим, но если окажется, что он ВИЧ-положительный, он не войдет в список золотых звезд, которые наши семьи поставили на холодильник. Такие деликатные темы, как сексуальность, семейные ценности и религиозные взгляды, могут еще больше усложнить ситуацию.

Сначала я пытался отвлечься и вести себя как можно более нормально. Я пытался убедить себя, что я достаточно силен. Я мог собраться с силами, чтобы сохранить свою новообретенную тайну внутри и вне поля зрения. Мои родители уже достаточно разобрались с другими моими проблемами со здоровьем. Добавление еще одной нагрузки в микс казалось просто неразумным.

Таков был мой менталитет до того момента, как я вошла в парадную дверь своего семейного дома. Мать посмотрела мне в глаза. Она сразу поняла, что что-то серьезно не так. Моя мать могла видеть меня насквозь так, как может только мать.

Мой план провалился. В этот момент я решил принять свою уязвимость, а не убегать от нее. Я перестала плакать, и моя мать утешила меня. Мы поднялись наверх, и я поделился с ней самой интимной подробностью своей жизни. У нее было много вопросов, на которые я не мог ответить. Мы оба застряли в тумане замешательства. Она усомнилась в моей сексуальной ориентации, чего я не ожидал. В то время я еще не сталкивался с этим самостоятельно.

Когда я говорил с мамой о своем ВИЧ-статусе, мне казалось, что я написал ей смертный приговор. Было так много неопределенности и неизвестности. Я знал, что не обязательно умру от самого вируса, но я недостаточно знал о ВИЧ, чтобы действительно предсказать, насколько сильно изменится моя жизнь. Она утешала меня, и мы утешали друг друга, часами плакали в объятиях друг друга, пока все наши слезы не вытекли и не наступило истощение. Она заверила меня, что мы переживем это как семья. Она сказала, что поддержит меня, несмотря ни на что.

Рано утром следующего дня я сказал об этом отцу, прежде чем он ушел на работу. (Должен сказать, что новости пробуждают кого-то больше, чем любая чашка кофе.) Он посмотрел мне прямо в глаза, и мы глубоко соединились. Затем он обнял меня самым крепким объятием, которое я когда-либо чувствовал. Он заверил меня, что я также получил его поддержку. На следующий день я позвонил своему брату, врачу, специализирующемуся на внутренних заболеваниях. Он помог мне понять, какими будут следующие шаги.

Мне очень повезло жить в такой семье. Хотя мои родители не были лучше всех осведомлены о ВИЧ, мы вместе узнали о вирусе и о том, как вести себя в семье.

Я понимаю, что не все так счастливы. Каждый опыт, который он раскрывает своей семье, будет другим. Не существует брошюры об открытии вируса ВИЧ 101, который диагностируется у всех. Это часть нашего путешествия, и нет точной дорожной карты.

Я не хочу приукрашивать: это страшный опыт. Если реакция, которую вы получите, положительная и поддерживающая, это может еще больше укрепить отношения с семьей. Не у всех есть такой опыт, поэтому вам нужно принимать решения, которые вас устраивают.

С моей точки зрения, вот несколько вещей, которые я предлагаю иметь в виду, когда вы планируете узнать свой ВИЧ-статус:

Найдите время, чтобы подумать, но не зацикливайтесь на воображении наихудшего сценария. Надейся на лучшее и готовься к худшему.

Помните, что вы все тот же человек, с которым были до постановки диагноза. Нет причин стыдиться или чувствовать себя виноватым.

Есть большая вероятность, что члены вашей семьи будут задавать вам вопросы из беспокойства или из чистого любопытства. Будьте готовы к ним, но знайте, что вам никогда не придется отвечать на вопросы, которые могут вызвать у вас дискомфорт. Ничего страшного, если вы не получите ответы на все свои вопросы; это тоже ново для вас.

Если семейное исследование достаточно хорошее и вы чувствуете себя комфортно, возможно, будет полезно пригласить их на следующий прием к врачу. Это дает им возможность задавать вопросы. Вы также можете предложить им поговорить с другими людьми, живущими с ВИЧ.

Знайте, что это эмоциональное путешествие для всех. Уважайте границы друг друга. Дайте друг другу время, чтобы понять, что это значит.

Мне кажется, что людям свойственно реагировать друг на друга. Постарайтесь оставаться максимально спокойным и собранным, позволяя при этом себе чувствовать свои эмоции.

Откройте для себя только в безопасной среде, где ваше физическое и личное благополучие защищено. Если вы заботитесь о своей безопасности, но все же хотите рассказать об этом своей семье, подумайте о общественном месте или доме друга.

Открытие — это личный выбор. Вы никогда не должны чувствовать, что вас принуждают делать то, чего вы не хотите. Только вы знаете, подходит ли вам открытие. Если вы все еще не уверены, что обратитесь к своей «другой семье» — миллионам людей, живущих с ВИЧ, — помните, что мы здесь, чтобы поддержать вас.

Открытие моей семьи было, честно говоря, одним из лучших решений, которые я когда-либо делал. С тех пор, как я узнал о своем статусе, моя мама поехала со мной в несколько круизов по ВИЧ, мой отец выступил на работе с речью, рассказав мою историю в поддержку местной организации по борьбе со СПИДом, и несколько членов семьи и друзей семьи прошли тестирование. теперь они образованные.

Кроме того, мне есть кому позвонить и рассказать о своих плохих днях и отпраздновать каждый неопределенный результат в лаборатории. Одним из ключей к здоровой жизни с ВИЧ является надежная система поддержки. Для некоторых из нас все начинается с семьи.

Независимо от того, как отреагирует ваша семья, знайте, что вы более ценны и сильнее, чем вы могли себе представить.

Искренне,

Джошуа Миддлтон

Джошуа Миддлтон — международный активист и блогер, у которого в июне 2012 года был диагностирован ВИЧ. Он делится своей историей, чтобы помочь просветить, поддержать и предотвратить новые случаи заражения ВИЧ, помогая другим людям, живущим с вирусом, полностью раскрыть свой потенциал. Он считает себя одним из миллионов людей, живущих с ВИЧ, и искренне верит, что люди, живущие с вирусом, могут изменить ситуацию, говоря вслух и слыша собственный голос. Его девиз — надежда, потому что надежда одолела его в самые трудные моменты жизни. Он призывает всех глубже взглянуть на то, что надежда может означать в их жизни. Он пишет и ведет свой собственный блог под названием Положительная надеждаВ его блоге рассказывается о нескольких сообществах, в которые страстно входят сообщества ВИЧ, ЛГБТКИА+ и люди, живущие с психическими расстройствами. У него нет ответов на все вопросы, да он и не хотел бы их иметь, но ему нравится делиться своим процессом обучения и роста с другими, чтобы, надеюсь, положительно повлиять на этот мир.